2024 2023 2022 2021 2020 2019 2018 2017 2016 2015 2014 2013 2012 2011 2010 2009 2008 2007
Историческая справка
Кадровый состав института
Основные направления научных исследований
Дирекция
Ученый совет
Совет молодых ученых
Сотрудники
Локальные  акты
Вспомогательные подразделения института
Контактная информация
Гостевая книга
Наука и университеты
Отдел права
Отдел философии
Удмуртский филиал по исследованию проблем этнополитики и государственного строительства
Лаборатория социально-политических коммуникаций
Сектор теоретической лингвистики и академических коммуникаций
Сектор истории и философии науки
Кафедра философии
Кафедра иностранных языков
Объявления
Информация для поступающих в аспирантуру
Информация для аспирантов
Кандидатские экзамены
Нормативно-правовая база подготовки научно-педагогических кадров РФ
Нормативно-распорядительные документы ИФиП УрО РАН
Научно-педагогический состав
Список аспирантов
Личный кабинет
Нормативно-правовые акты в сфере противодействия коррупции
Сведения о доходах, расходах, об имуществе и обязательствах имущественного характера
Прочие документы
Планируемые и проведенные в Институте
Конференции по направлениям
Поиск по конференциям
Планируемые и проведенные в 2024 году
Проведенные в 2023 году
Проведенные в 2022 году
Проведенные в 2021 году
Проведенные в 2020 году
Проведенные в 2019 году
Проведенные в 2018 году
Проведенные в 2017 году и ранее
Доклады наших сотрудников
Полезные ссылки
Семинары по направлениям
Поиск по докладчикам
Поиск по семинарам
Планируемые семинары
Ближайшие и проведенные в 2024 году
Проведенные в 2023 году
Проведенные в 2022 году
Проведенные в 2021 году
Проведенные в 2020 году
Проведенные в 2019 году
Поиск по авторам
Поиск по публикациям
2024 2023 2022 2021 2020 2019 2018 2017 2016 2015 2014 2013 2012 2011 2010 2009 2008 2007 2006 2005 2004 2003 2002 2001 2000 1999 1998 1997 и ранее
О журнале
Поиск по авторам
Поиск по статьям
2023 Том 23
2022 Том 22
2021 Том 21
2020 Том 20
2019 Том 19
2018 Том 18
2017 Том 17
2016 Том 16
2015 Том 15
2014 Том 14
2013 Том 13
2012 Вып. 12
2011 Вып. 11
2010 Вып. 10
2009 Вып. 9
2008 Вып. 8
2007 Вып. 7
2005 Вып. 6
2004 Вып. 5
2003 Вып. 4
2002 Вып. 3
2001 Вып. 2
1999 Вып. 1
О журнале
Поиск по авторам
Поиск по статьям
2023 Вып. 23
2022 Вып. 22
2021 Вып. 21
2020 Вып. 20
2019 Вып. 19
2018 Вып. 18
2017 Вып. 17
2016 Вып. 16
2015 Вып. 15
2014 Вып. 14
2013 Вып. 13
2012 Вып. 11-12
2010 Вып. 9-10
2009 Вып. 8
2007 Вып.7
2006 Вып. 6
2005 Вып. 5
2004 Вып. 4
2003 Вып. 3
2002 Вып. 2
2001 Вып. 1
О библиотеке
Поиск поступлений
2024 2023 2022 2021 2020 2019 2018 2017 2016 2015 2014 2013 2012 2011 2010 2009 и ранее
Система электронных библиотек (ИФП)
Издательства
Журналы
Другие библиотеки
Научные фонды
 
 Отдельные вопросы имплементации норм законодательства Евразийского экономического союза в законодательство Российской Федерации  Версия для печати   Карта сайта     Language По-русски По-английски
 
Поиск по авторам
Поиск по публикациям
2024
2023
2022
2021
2020
2019
2018
2017
2016
2015
2014
2013
2012
2011
2010
2009
2008
2007
2006
2005
2004
2003
2002
2001
2000
1999
1998
1997 и ранее

Отдельные вопросы имплементации норм законодательства Евразийского экономического союза в законодательство Российской Федерации

УДК 342.72.73

Карасев А.Т. Кожевников О.А. Мещерягина В.А.
Отдельные вопросы имплементации норм законодательства Евразийского экономического союза в законодательство Российской Федерации // Антиномии: Научный ежегодник Института философии и права УрО РАН).– 2021.– Т. 21. Вып. 3.– С. 81-106.
РИНЦ 

Авторами статьи выстроен правовой механизм имплементации международных норм Евразийского экономического союза (далее также – ЕАЭС) во внутринациональное законодательство России путем применения двух основных ее форм: трансформации – включения международных норм в национальное законодательство в измененном виде; инкорпорации – точного текстуального воспроизведения международных норм в национальном законодательстве. В ходе исследования установлено, что регулярность имплементации норм ЕАЭС различна: трансформация норм ЕАЭС применяется реже, чем инкорпорация. Как правило, инкорпорация применяется в случае, когда международные нормы устанавливают общие правила, в рамках которых государства-участники адаптируют обязательства к своим правовым системам. Проанализировав существующую правоприменительную практику, авторы приходят к выводу о том, что трансформация норм ЕАЭС в России реализуется в форме подзаконных нормативных правовых актов – актов Правительства РФ или приказов различных министерств и ведомств. Однако не следует отождествлять трансформацию с ратификацией. Характеризуя механизм имплементации норм ЕАЭС (которую можно отождествлять с процедурой рецепции) во внутринациональное законодательство, авторы выявили его юридическую неопределенность в России. Процедура генеральной рецепции в РФ не в полной мере определена, поскольку существующая конституционная модель внедрения в систему российского законодательства международных норм предоставляет различные варианты имплементации в зависимости от меняющейся геополитической, экономической ситуации в России и ее регионах. В этой связи в правоприменительной практике наблюдается «индивидуализация» процедур имплементации для каждого конкретного случая. Она может сильно различаться и по форме, и по механизму. Решающая роль в выборе формы имплементации на сегодняшний день отводится высшим судам Российской Федерации.

Abstract. The article proposes a legal mechanism for the implementation of the international norms of the Eurasian Economic Union (EAEU) into the domestic legislation of Russia by applying two main forms: transformation (including international norms in national legislation in amended form), and incorporation (exact textual reproduction of international norms in national legislation). Our study has revealed that the regularity of the implementation of EAEU norms is different: transformation of EAEU norms is applied less frequently than incorporation. Typically, incorporation is applied when international norms establish general rules, within which states adapt obligations to their legal systems. After analyzing the existing law-enforcement practice, the authors come to the conclusion that the transformation of the EAEU norms in Russia is implemented in the form of subordinate normative legal acts – acts of the Government of the Russian Federation or orders of ministries and departments. However, transformation is different from ratification. Describing the mechanism for the implementation of the EAEU norms (which is similar to the reception procedure) into domestic legislation, the authors identified its legal uncertainty in Russia. The procedure for general reception in the Russian Federation is not fully defined, since the existing constitutional model for introducing international norms into the system of Russian legislation provides various options for implementation depending on the changing geopolitical and economic situation in Russia and its regions. In this regard, there is an “individualization” of the implementation procedures for each specific case in law-enforcement practice. It can vary greatly both in form and mechanism. Today, the highest courts of the Russian Federation have a decisive role in choosing the form of implementation

Полный текст>>

Дизайн и программирование
N-Studio беременность, мода, красота, здоровье, диеты, женский журнал, здоровье детей, здоровье ребенка, красота и здоровье, жизнь и здоровье, секреты красоты, воспитание ребенка православные знакомства, православный сайт творчeства, православные рассказы и стихи рождение ребенка,пол ребенка,воспитание ребенка,ребенок дошкольного возраста, дети дошкольного возраста,грудной ребенок,обучение ребенка,родить ребенка,загадки для детей,здоровье ребенка,зачатие ребенка,второй ребенок,определение пола ребенка,будущий ребенок
© 2006-2024
ИФП